Письма Иринарха (И. С. Шемановского) Б. М. Житкову. 22 октября 1907 г.

БИБЛИОТЕКА: Письма Иринарха (И. С. Шемановского) Б. М. Житкову. 22 октября 1907 г.Знаменитая экспедиция Императорского Русского Географического общества Б. Житкова на полуостров Ямал известна многим. Содействовал осуществлению экспедиции Иринарх (И. С. Шемановский, в честь которого назван Музейно-выставочный комплекс в г. Салехард). Как происходило это в прошлые времена? Как готовилась экспедиция, если учесть, что в то время было совершенно другое транспортное сообщение и другая связь? Каким стремлением и каким внутренним потенциалом необходимо было обладать людям, чтобы осуществить серьезные и масштабные дела? Борис Житков руководил большой экспедицией, о которой можно прочитать в его труде «Полуостров Ямал». Иван Семенович Шемановский — основатель не только первого музея в Обдорске (современный г. Салехард — столица ЯНАО), но и крупнейшей библиотеки… Два человека, которые не только вошли в историю России, но и оставили огромное культурное наследие. Как начиналось это дело? Письма Иринарха содержат не только повествования подготовки экспедиции, имена многих известных деятелей того времени, а также некоторые подробности, наверное интересные к размышлениям современного человека. Итак, письма Иринарха Борису Житкову:

22 октября 1907 г.
«Глубокоуважаемый Борис Михайлович!
Глубоко уверенный, что письмо мое не будет сочтено за навязчивость, пишу. Весть о Вашей экспедиции на полуостров Я-Мал (в русском переводе «Конец земли») вызвала в Обдорском сообществе живой интерес. Дело в том, что полуостров Я-Мал для нас, обдорян, — terra incognita, знание которой необходимо. Я-Мал – заповедная земля кочевников самоедов (каменных), и они крайне неохотно пускают к себе в ее недра пришельцев. Пресловутый К. Носилов, нововременский корреспондент, так много писавший о Я-Мале и своих похождениях на нем, нам же лично достоверно, вовсе не попадал на этот полуостров. Самоеды возили его по тундрам, но не Я-Мальским. Когда в 1898 и 1899 гг. мне по должности настоятеля миссии нужно было исследовать впадающую в р. Надым реку Ярода, то самоеды всячески отвлекали меня от цели, и если мне удалось выполнить поручение более или менее сносно, то благодаря лишь тому, что я не доверялся самоедам, не полагался на двух своих и одного наемного толмачей и руководил всем делом сам, зная, что знаю местность не хуже москвичей, знающих лабиринты улиц Москвы с прославленными тупиками, теперь, кажется уже исчезающими. Наши инородцы – остяки, народ живой, будто жизнерадостный и веселый, но хитрый; самоеды горды и самолюбивы.
Обдорск, воспетое древней новгородской летописью Лукоморье, «где живут по пуп мохнатые люди, едят сырое мясо и промеж себя друг друга едят», — довольно большое село, благоустроенное сравнительно многолюдное. Большинство в нем – зырян-ижемцев, которых Вы уже знаете по Печорскому уезду, затем следуют русские, потом остяки и затем самоеды. В Обдорск большая общественная библиотека с читальней при ней, в которую в этом году мы выписывали 64 названия газет и журналов. При этой библиотеке, открытой полтора года назад Обдорским миссионерским братством св. Гурия, в этом году открыт этнографический музей, еще понеже ничего из себя не представляющий. Но есть все же в почине. Существование его я считаю вполне обеспеченным. Обдорский народ отзывчивый, нужно только уметь поддерживать эту отзывчивость. Грамотность в Обдорске распространена довольно широко, и, по сделанным мною три месяца назад подсчетам, в нем 200 грамотных. К сожалению, только обдоряне, за исключением интеллигентов, обучение своих детей ограничивают местными школами. В этом отношении инородцы скоро будут опережать своих культуртрегеров из русских и зырян. Инородческих детей Обдорская миссия и существующее при ней Братство св. Гурия отправляет по окончании обдорской школы в Тобольск для дальнейшего обучения.
В Обдорске три школы: 2-классная министерская, 1-классная церковно-приходская и миссионерская исключительно для детей инородцев. В первых двух школах преподавание поставлено слабо, в наше же очень порядочно. Учителями в миссионерской школе состоят остяки и зыряне, а в тех русские. В числе обдорских интеллигентов имеются очень развитые люди, из числа которых выделяется коммерсант П. Ф. Тележкин. Чиновники и духовенство принадлежат к числу людей, быстро ассимилирующихся с массой. Удерживаться в положении человека мыслящего в Обдорске весьма трудно. Как говорят, заедает среда, но больше, мне кажется, самые условия жизни, не дающие возможности жить интеллектуальной жизнью благодаря отсутствию частых получений почты. Только с этой зимы почта будет приходить к нам раз в неделю, до сих пор же мы получали почту два раза в месяц за вычетом осенней и весенней распутиц, отрывающих нас от мировой жизни на 2,5 и 3 месяца в год!
Собственно Обдорск уже и не так отдален от г. Тобольска. Я обыкновенно езжу зимой в Тобольск в 5 и 5,5 суток, но к такой езде надо привыкнуть, и я уверен, что Вы попадете к нам из Тобольска на 10 или 12 сутки. Вы хотите прибыть к нам в конце марта. Я советовал бы Вам прибыть хоть двумя неделями раньше. У нас весной ожидают брюшной тиф. Если Вы из Обдорска выедите раньше появления тифа, то не будете рисковать успехами экспедиции. Нужно оставить Обдорск до появления эпидемии. В марте же месяце она легко может начаться. Говорю по опыту, в Обдорске я уже старожил и к этим эпидемическим заболеваниям привык. Впрочем, не страшитесь тифа, он не страшен. Есть более обоснованные страхи. В приуральских тундрах был падеж оленей от неизвестной еще болезни. Окончится ли этот падеж с наступлением зимы и не возобновится ли он потом, вот вопрос. Для избежания всяких могущих случиться эпизоотий в состав экспедиции не иначе нужен очень хороший толмач. Таким в Обдорске считается Г. П. Кудрин, единственный человек, в совершенстве владеющий остяцким и особенно самоедским языком. Кроме того, ему знакомы все почти инородцы, и он слывет у них под дружественным названием «Ганьки». Этого толмача я и рекомендовал бы Вам взять с собою. Как толмач он имеет еще одно редкое встречаемое у других толмачей достоинство. В своих переводах он не переделывает мысли на свой лад и передает их точно, как это позволяют только языки инородцев, ничего не убавляя и не прибавляя от себя. Этого толмача, который и будет рекомендован Вам обдорским приставом Львом Петровичем Оболтиным (очень хороший человек), я уступлю с сохранением за ним жалованья из миссии, но с тем условием, чтобы Вы исходатайствовали из Императорского Географического общества в Обдорскую библиотеку Братства св. Гурия хотя бы издание, пожертвовать которое обществу не обременительно. Пересылка этих изданий может быть совершена за счет братской библиотеки, для которой получение изданий Географического общества будет ценным вкладом. Наша библиотека, хотя именуется церковно-миссионерской, по своему содержанию носит характер универсальности, и квинтэссенцией ее является отдел о Севере России вообще, и о Тобольском в частности. Этот отдел я коллекционирую уже десять лет для нужд посещающих Обдорский край ученых и путешественников. В нем собрано уже довольно много литературных материалов о Севере и об инородцах, как на русском, так и на иностранных языках. Финно-угорское общество изредка также посылает в нашу библиотеку свои издания.»

0 комментариев