Письма Иринарха (И. С. Шемановского) Б. М. Житкову. 1 января 1909 г.

БИБЛИОТЕКА: Письма Иринарха (И. С. Шемановского) Б. М. Житкову. 1 января 1909 г.Знаменитая экспедиция Императорского Русского Географического общества Б. Житкова на полуостров Ямал известна многим. Содействовал осуществлению экспедиции Иринарх (И. С. Шемановский, в честь которого назван Музейно-выставочный комплекс в г. Салехард). Как происходило это в прошлые времена? Как готовилась экспедиция, если учесть, что в то время было совершенно другое транспортное сообщение и другая связь? Каким стремлением и каким внутренним потенциалом необходимо было обладать людям, чтобы осуществить серьезные и масштабные дела? Борис Житков руководил большой экспедицией, о которой можно прочитать в его труде «Полуостров Ямал». Иван Семенович Шемановский — основатель не только первого музея в Обдорске (современный г. Салехард — столица ЯНАО), но и крупнейшей библиотеки… Два человека, которые не только вошли в историю России, но и оставили огромное культурное наследие. Как начиналось это дело? Письма Иринарха содержат не только повествования подготовки экспедиции, имена многих известных деятелей того времени, а также некоторые подробности, наверное интересные к размышлениям современного человека. Итак, письма Иринарха Борису Житкову:

1 января 1909 г.
«Глубокоуважаемый Борис Михайлович!
Я глубоко извиняюсь, что не вдруг ответил Вам на Ваши письма и некоторые поручения. Я занялся было со спешным приведением в порядок после пожара всех дел миссии и братства, так как негде было разбираться, а библиотека постройкой затянулась. Теперь библиотека уже закончена вчерне, и вот дела в порядке. Через две недели, в половине января, ждем приезда Тобольского епископа.
Посылаю Вам выправленные названия различных местностей, озер и рек Ямала.
Выправка сделана очень точно, конечно, при условии сохранения в тексте надстрочных знаков, без которых произношение не может отличаться правильностью. Объяснение знаков приложено на особом листке. Те слова, которые я с Кудриным не мог разобрать, оставлены без перевода, а многие с некоторыми толкованиями.
Ваше поручение относительно образцов производства из оленя исполню отдельной почтой. Сейчас это сделать никоим образом нельзя было. 2 января еду к самоедам на неделю. Надо по пути заехать в ХЭ к Сосипатровичу, чтобы известить его о закрытии Хэнского стана за неимением средств на его содержание и о переводе его, Сосипатровича, в Кушеват (200 верст вверх по Оби от Обдорска). Это ему очень невыгодно. В миссии он получал около 1000 рублей жалования да промышлял осетров.
Ваши вещи прибыли в Обдорск, и торги будут на них в середине января. Теперь же вещи выставлены с лодкою вместе в читальной нашей библиотеки. Как поступить с высылкой ружей из России, Вы конечно, уже знаете из телеграммы Л. П. Оболтина. Решительно ничего не могли мы придумать, тем более, что Н. Л. Гондатти теперь в Томске, а у нас губернатор новый.
Кое-какие опять имею для Вас коллекции и вскоре начну пересылать их в Географическое общество, из которого, кстати сказать, получено мною для библиотеки около 10 пудов книг. В библиотеку на новый 1909 г. мы выписали больше 80 названий газет и журналов на сумму, свыше 500 рублей. Выписку газет сократили, а увеличили количество журналов, приемущественно научных. Оставленную Вами у меня переписку о Ямальском исправнике Павлинове вышлю следующей почтой, к ней присовокуплю еще некоторые рукописи и обещанные книги. Пожар уничтожил до 100 названий книг в нашей библиотеке, но не особенно важных, все более ценные сохранены.
Г. П. Кудрин здравствует, постоянно с любовью Вас вспоминает и передает мне для пересылки, не знаю, какой только, дочери Вашей голубого песца, высылкой которого не замедлю. Инженер П. Э. Гетте, как знаете, нынче осенью 1908 г. скончался. Вместо него осуществлять Кнорровскую затею будет некто Глиноецкий, который по Вашем отъезде был в Обдорске, на одном из приходов.
Я почти все время занимался переводами на самоедский язык и, между прочим, перевел литургию; теперь, к общему соблазну всех старух Обдорска, служу в церкви по-самоедски, и мои сослуживцы тоже. Должно быть, к концу январе окончу перевод на этот язык Евангелия от Матфея. Не нужны ли Вам для какой-либо библиотеки копии с этих переводов, представляющих интерес потому, главным образом, что в литургии преимуществуют понятия отвлеченные, что перевод этот — один из наитруднейших и что самоедский текст, писанный русским алфавитом, снабжен акцентами, позволяющими произносить по-самоедски очень правильно?
Новостей у нас почти нет, если не считать перевода на должность помощника Березовского исправника Л. П. Оболтина. Доктор наш перестал пить и стал прямо обворожительным, успел завоевать общие симпатии всех обдорян. Я серьезно подумывал об уходе из Обдорска, и двухгодичное пребывание здесь считаю крайним. Ведь в Обдорске ни за что ни про что пропадешь. Если что требоваться будет, прошу писать без всякого стеснения. Все, что в силах исполнить, сделаю с большой охотою".

0 комментариев